Я Господь, Бог твой, который вывел тебя

                                                                                     из страны Египетской, из дома рабства.

                                          Исх. 20:2-14

 

                                                                                               —Куда идешь, Господи?

                                                                                               —Раз ты оставляешь народ Мой, Я иду

                                                                                                   в Рим на новое распятие.

        Генрих Сенкевич, «Камо грядеши».                                                                                         

В номинации «самое прогрессивное государство мира» Советский Союз неизменно занимал первое место. Жюри в составе Политбюро ЦК КПСС во главе с Генеральным секретарем само себя объявляло победителем, после чего следовало награждение за мудрое руководство партией, страной и народом. По мнению советских вождей, это никак не противоречило технологическому, а значит и экономическому отставанию от Запада, которое к моменту развала Советского Союза приобрело форму разрыва.

 Страна «процветала» за «железным занавесом», а высокотехнологические сектора экономики служили  лакмусовой бумажкой, на которой хорошо было видно, насколько  Запад опережал «самое прогрессивное государство мира». Частично  проблему  решали, применяя хорошо известный метод  копирования западных технологий и готовых изделий. Но такая политика имела свои недостатки,— во-первых,  копия (или как у нас называли «аналог») всегда хуже оригинала,  во-вторых, это то, что  запуск в производство «аналога» отставал от оригинала на 15-20 лет, и наконец, что самое важное: за  время, которое было необходимо на  разработку и освоение аналога, на Западе создавалось что-то новое, более совершенное, и все приходилось начинать сначала.

В конце 70-х годов, после окончания политехнического института, автор этого текста получил распределение по профильной специальности на одно из предприятий города, которое  занималось разработкой и производством электронных компонентов. Оказалось,  что практически вся продукция предприятия  была  копией изделий  известных мировых компаний:  Fairchild,  Motorola (не путать с главарем одной из банд ДНР по кличке «Моторола»), Intel, производство которых началось еще в 60-х годах.  Инженеры  между собой шутили: «опять «загнивающие» что-то придумали на нашу голову».  Для специалистов не было секретом, что ленинское определение  «загнивающего» капитализма годится только для агитпропа и никак не соответствует реальному положению дел. Собственно говоря, технологическое и экономическое отставание от Запада и было одной из главных, хотя далеко не единственной, причин распада Советского Союза, проигравшему Западу цивилизационно.

После завершения эпохи «исторического материализма», освободившись от догматов

марксизма-ленинизма, пришедшие к власти реформаторы пришли к выводу, что копирование технологий не эффективно и необходимо полностью  перейти на  западную  модель  общественно-экономической формации: у них рыночная экономика, и у нас рыночная  экономика, на Западе частная собственность и у нас частная собственность, там демократия и у нас демократия. На Западе верховенство права и у нас верховенство права и т.д. Юридически эти положения были закреплены в конституциях, законах, кодексах, других нормативных правовых актах.  Другими словами, была принята модель конституируемой (установленной) демократии.

Попутно заметим, что реформаторы почему-то не задали сами себе простой вопрос: «Насколько подготовлена была  экономика и общество в целом  для  такой серьезной трансформации?»

Прошло без малого четверть века, время достаточное для подведения предварительных итогов.  Даже поверхностный сравнительный  анализ экономик, уровня жизни, состояния инфраструктуры, медицины, образования, правовых систем, уровня демократии «независимых государств», образовавшихся после распада Советского Союза, позволяет сделать вывод  о том,  что цивилизационный  разрыв с Западом все еще не преодолен. Очевидно, что западная цивилизация является цивилизацией более высокого уровня по сравнению с постсоветской.

Получается, что одна цивилизация (постсоветская) выступает в качестве постоянно догоняющей по отношению к другой цивилизации (западной), а в последнее время и по отношению к восточной  (Япония, Южная Корея, Китай, Сингапур). 

На это можно было бы  возразить, что, во-первых, после распада СССР прошло еще слишком мало времени необходимого для преодоления столь существенного отставания, а во-вторых, что реформы принесли свои плоды и что-то все-таки работает. Но  проблема не в том, какой период  времени прошел от начала реформ, а в том, что если ничего не менять, то этот цивилизационный  разрыв не будет преодолен  никогда. Это, во-первых, а во-вторых, в Советском Союзе  тоже кое-что работало и работает, заметим, по сей день.

Тогда выходит, что на Западе люди умнее, чем на Востоке, но это не так. Достаточно назвать имена выдающихся представителей этой «отсталой»  цивилизации, чтобы доказать абсурдность подобного утверждения.  Рассуждая подобным образом, мы рано или поздно станем  на сторону идеологов нацизма.

Можно сказать, что проведенные реформы были необходимы, но не достаточны, поэтому необходимо определить недостающее звено в  цепочке реформ. Сложность заключается в том, что ответ на вопрос о причинах отставания постсоветской цивилизации дает наука, которой нет.  Эту новую науку, как синтез истории, философии и истории религии, только предстоит создать. 

Рассмотрим два основных направления философской мысли: материализм и идеализм. Отличаются они тем, что для материализма первичным является материя, а вторичным сознание, а для идеализма наоборот: сознание первично, а материальный мир вторичен. Собственно говоря, вся марксистско-ленинская теория строилась на постулате о том, что материя является первичной  и, следовательно  «бытие определяет сознание». В этом и заключается смысл направления философии истории, известной как «исторический материализм». В соответствии с данной теоретической моделью  движущие силы развития общества выражаются через борьбу классов. Это, конечно, упрощение, но для понимания ситуации вполне допустимое.

Те, кто учился в советской школе, наверно помнят уроки обществоведения, на которых нам рассказывали о том, что общество можно представить в виде базиса и надстройки, и что базисом в соответствии с теорией «исторического материализма» является экономика, а надстройкой  «совокупность политических, правовых религиозных институтов общества, а также  нравственных, эстетических, философских воззрений в нем» (цитата из Википедии). Правда, доказательств  никаких  не приводилось, но кто же тогда сомневался в истинности марксистско-ленинского учения. Доказательством служила цитата Ленина: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно».

Как известно, критерием истинности любой научной теории является практика. В данном случае, практикой можно считать более чем семидесятилетний опыт построения общества, в основу  которого была положена  теоретическая модель  «исторического материализма». Но тогда получается, что, если постулат «бытие определяет сознание»  не нашел практического подтверждения, т.е. является ложным, то истинно  обратное: «сознание определяет бытие».

Знаменитая фраза профессора Преображенского из повести Михаила Булгакова «Собачье сердце»:  «…разруха не в клозетах, а в головах» расшифровывается именно как  «сознание определяет бытие», а не наоборот. Это ставшее классическим высказывание не следует понимать буквально. В широком смысле оно означает, что например если в стране в течение длительного периода  деградирует экономика, то  «разруха не в экономике, а в головах президентов, премьер-министров, коалиции, оппозиции и т.д.»,  если руководство соседнего государства поменяло обустройство собственной страны на военную агрессию против соседей, то у него (руководства) также «разруха в головах», если пешеходные тротуары используются не по назначению, как во всем мире, а служат в качестве парковок для автомобилей, то разруха в голове столичного градоначальника.

То, что «бытие не  определяет сознание» хорошо видно на примере постсоветского общества, отведавшего ранее запретный «плод» западной цивилизации.  Для большинства его жителей «евробытие» никак не соответствует их  «евросознанию». В последнее время в моде словосочетания и для того, чтобы оставаться в тренде, предлагаю ввести термин «евросовок». В отличие от мифических «жидобандеровцев», это  реаль­ные люди, сочетающие в себе устроенный по-европейски быт с вполне «совко­вым» менталитетом.

Значит, если «сознание определяет бытие», то  в модели общественно - экономической форма­ции  базисом является идеология, а экономика, политическое устройство, правовая система являются надстройкой, т.е. вторичны по отношению к идеологии. Следова­тельно, если мы сравниваем две цивилизации (в данном случае западную с постсоветской) и на основании данных по экономике, уровню развития  инфраструктуры, политических и правовых систем делаем вывод, что одна цивилизация (в данном случае условно западная) является цивилизацией более высокого уровня по отношению к другой (в данном случае условно постсоветской), то причину необходимо  искать в различии в  сознании людей.

Чем же отличается сознание условно «западного» человека от сознания условно «постсовет­ского»?  Для того чтобы ответить на этот вопрос, проведем сравнительный анализ исторических процессов этих двух цивилизаций именно с этой точки зрения.

Основы человеческой цивилизации были заложены в античном мире. Было изобретено колесо, письменность, одомашнены многие виды диких животных и растений, заложены основы медицины, математики, физики, человек  научился писать, строить здания, мосты, дороги и делать много других полезных вещей.

Но о самом главном открытии древнего мира, которое изменило весь ход истории человеческой цивилизации, в советской школе не говорили. Это открытие  находится не в материальной сфере, а в духовной и совершили его древние евреи, потомки Авраама, Исаака и Якова. Суть  его очень проста и заключается в том, что  только через веру в единого для всего человечества Бога, человек становится человеком человечным, т.е. наделенным моральными качествами.

Правоверные «научные» атеисты или просто несведущие люди могут задать  вопрос: а почему человеческая мораль связывается с верой в Бога? Это имеет вполне рациональное объяснение. Потому, что если это идет не от Бога, а от человека, то это просто чье-то мнение, а мнений может быть столько, сколько людей и невозможно выработать  универсальные критерии морали, которые устроили бы всех. Через веру в Бога  у человека формируется монотеистическое мировоззрение, чем он и отличается от «собачки говорящей».

 Можно переписать или скомпилировать  Десять заповедей или Нагорную проповедь но убрать из них Бога, и из этого ничего не выйдет как ничего не вышло из «Морального  кодекса  строителя коммунизма».

 До принятия христианства в качестве официальной религии в Римской империи, единственным монотеистическим народом были древние евреи.  За несколько веков до христианства древними евреями была написана Тора (в христианской терминологии Ветхий Завет). Из библейской книги Исход известно, что  эволюция евреев от язычества к монотеизму началась с дарования Моисею Десяти запове­дей на горе Синай. Считается, что это событие произошло примерно в 1200 году до н.э.

В работе И.П. Липовского «Библейский Израиль: история двух народов» показано, что этот процесс начался гораздо  позже,— после освобождения евреев из Вавилонского плена, т.е. после 539 года до н.э. Именно последняя  дата принимается в качестве научно обоснованной, начиная с кото­рой иудаизм становится доминирующей религией древних евреев.

 В советской школе на уроках истории нас учили, что история древнего мира закончилась распадом  Римской империи в 476 году, после чего началась эпоха, которую историки-материали­сты назвали Средневековьем. На самом деле в этом году произошло  отречение послед­него римского императора, а столица империи из Равенны была перене­сена в Консантино­поль.

Официальное признание христианства в Римской империи произошло в середине IV века н.э., поэтому именно этот период можно условно принять в качестве  окончания античной истории и началом Средневековья, т.е. примерно на столетие раньше, чем это принято в соответствии с официальной  историографией.

Ко времени распада Римской империи, большинство населявших ее народов уже были христианами. Постепенно христианство приняли прочие европейские народы, и в XIII-XIV веках этот процесс  завершился в странах Восточной Прибалтики.

Для нас особое значение имеет следующая цепочка событий:  законное признание христианской рели­гии в Рим­ской империи в 313 году при императоре Константине («Миланский эдикт»), пере­нос сто­лицы империи в Константинополь в 476 году, образование в IX веке древнерусского государ­ства,  крещение Киевской Руси по православному обряду в 988 году во время правления князя Владимира. Эту дату можно при­нять за  отправную точку, от которой начинается  процесс трансформации от варварства к цивилизации  восточных славян, предшественников украинского, русского и белорусского народов.

Именно  как  результат   данной последовательности событий в историческом процессе появился, как писал Александр  Мень, некий вектор. Эта направленность исторических событий и позво­лила, в конечном итоге, создать современную цивилизацию. 

Исторический  процесс в отличие от физического процесса сам по себе не происходит. Физиче­ские процессы, как известно, происходят вне зависимости от нашего желания и подчиня­ются законам физики. Исторический процесс можно рассматривать как  функцию человеческих поступков и соответственно он зависит от сознания человека. Поэтому наличие вектора в историческом процессе можно объяснить только эволюцией сознания   человека, а не классовой борьбой как полагали марксисты.

В период Средневековья произошла постепенная трансформация христианских обществ в современные демократические государства, и этот переход занял примерно 1500 лет (рубеж  XVIII - XIX веков – зарождение  демократии в  Америке и Европе). Есть различные точки зрения историков относительно периода окончания эпохи Средневековья и начала Нового времени. Согласно советской историографии он датируется Великой Французской революцией конца  XVIII века. Но если Средневековье закончилось на рубеже XVIII - XIX веков,  а некоторые историки полагают, что это произошло уже в XVI веке,  то по какой причине в XX веке возникли человеконенавистнические тоталитарные режимы фашизм и большевизм? Получается, что если Средневековье считается «мрачным» периодом в истории человеческой цивилизации, то последующие эпохи, которые историки-материалисты назвали «Новым временем» (XVIвек-конец XIX столетия, начало XX) и «Новейшим временем», являются «светлыми» или «прогрессивными»? Это что значит геноцид против целых народов и классов, десятки миллионов человеческих жизней «прогрессивнее» Средневековья, в котором за 1500 лет ничего подобного не происходило?

Это означает только одно, что истории как науки в таком виде в котором она сейчас представлена, не существует. Если это не так, то пусть тогда историки-материалисты сформулируют хотя бы один закон истории, который бы действовал объективно, и соответственно его можно было бы применить на практике к любому периоду истории и к любому обществу. Такого закона нет. Вместо этого предлагается расплывчатая периодизация истории человеческой цивилизации, которая зависит от политических или «научных» предпочтений авторов.

 Если в качестве критерия, определяющего начало  эпохи Средневековья, установить принятие христианства в Римской империи в IV век н.э., значит,  завершение данной эпохи должно быть связано с полным переходом человечества от язычества к монотеизму. Поэтому Средневековье не закончилось ни  в XVI, ни в XVIII, ни в XX веках, ни по сей день. Можно говорить только о завершении стадий данной эпохи: окончание первой  стадии условно совпадает с окончанием Второй мировой войны и последовавшей консолидацией западных демократических обществ, что позволило в конечном итоге выиграть «холодную» войну у Советского блока и привело к распаду Советского Союза. С этим событием связано окончание   второй стадии, которое произошло в конце 80-х, начале 90-х годов прошлого века и привело к расширению Евросоюза и НАТО за счет Восточноевропейских государств, входивших ранее в орбиту Москвы. Ну, а киевский Евромайдан и подписание Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, есть не что иное, как начало третьей стадии завершения эпохи Средневековья. 

Для чего нам необходимы все эти сведения? Если рассматривать эти события  в исторической  перспективе, т.е. глядя   из сегодняшнего дня в прошлое, то можно сделать вывод о том, что языческий мир за последние примерно 2500 лет непрерывно сжимался, уступая место монотеистическому, который в свою очередь комплементарно  расширялся и период завершения  разных стадий окончания эпохи Средневековья связано с окончанием конкретных исторических событий, которые сопровождали  процессы расширения-сжатия.

Теперь осталось ответить на вопрос, почему и как это произошло, что постсоветская цивилизация до сегодняшнего дня не является монотеистической, не смотря на то, что прошло уже более 1000 лет с момента принятия христианства Киевской Русью.

Прежде всего, необходимо отметить, что западная и восточная христианские цивилизации формировались в разных исторических условиях. Основы западной  цивилизации были заложены в Средние века Католической церковью. Для желающих более детально изучить эту тему, рекомендую работу  Томаса Вуда «Как Католическая церковь создала западную цивилизацию». Восточно-европейские славяне приняли христианство от Византии по православному обряду, следовательно, Католическая церковь практически не влияла на процессы, которые происходили в Православной церкви, тем более что в XI веке произошел раскол между этими двумя церквами. Но теологические различия между католицизмом и православием сыграли   определенную, но не решающую  роль в формировании отличий между западной и восточной христианскими цивилизациями.

Решающую роль сыграло то, что территория  Руси  начиная с  1240-х годов и до 1460-х  оказалась под  властью Империи монголов и именно это обстоятельство, как показано в работе российского историка   Лин фон Паля «История Империи монголов»,  сыграло ключевую роль в последующих исторических процессах: «За двести пятьдесят лет тесного общения Русь и сама потихоньку переняла все черты Великой Монголии, во всяком случае, порядки в ней стали совершенно монгольские, тип власти - точно как у ханов».

Русь получила от монголов инъекцию язычества и в соответствии с принципом «сознание определяет бытие», это каким-то образом должно было проявиться, что и произошло во время  правления Ивана IV (Грозного). Для укрепления личной власти московский царь разделил страну на две части: Опричнину и Земщину. Опричнина олицетворяла собой власть, а Земщина - остальное общество. Другими словами, власть становилась оккупационной по отношению к собственному народу, т.е. заняла место внешних оккупантов - монгольских  ханов.  Подробно об этом периоде русской истории в популярном изложении можно прочитать в книге  Эдварда Радзинского «Кровь и призраки русской смуты».

Но оккупация собственной страны была не полной, пока существовала независимая Православная церковь. Эту проблему московский царь решил в свойственной ему манере. В художественном фильме Павла Лунгина «Царь» есть сцена казни митрополита Филиппа Колычева (последняя роль Олега Янковского), отказавшегося благословлять преступления царя.  Особенно символичны последние кадры фильма: поджег опричниками христианского храма вместе с находящимися там монахами.

Поскольку после этих событий  желающих сложить голову на плахе как-то больше не находилось, то постепенно РПЦ, формально оставаясь христианской, фактически опустилась до положения, которое можно охарактеризовать как  идеологическое обслуживание  правящего режима и в таком состоянии Церковь находится и по сей день

Получив контроль над Церковью, Московский царь возомнил себя Богом, что фактически означало отрицание Бога, ибо противоречило самой сущности христианской (монотеистической) религии, подразумевающей единобожие: «Да не будет у тебя других Богов сверх меня» (Исх. 20:2-14). 

Но христианская церковь без Бога есть язычество. Именно язычество и скрывалось в РПЦ за внешне христианским фасадом, а место  Бога занимал очередной монарх.  Абсолютная власть создавала для себя комфортные условия правления и любые моральные ограничения, которое накладывало христианство, служили ей помехой.

Сочетание псевдохристианства и разделения общества по линии власть-остальное общество привело к формированию авторитарно-тоталитарного режима, внутренняя политика которого заключалась в «закручивании гаек», а внешняя в расширении собственной территории в основном за счет соседей.

Дивиденды от такой политики получала власть, а оплачивать издержки довелось народу, который потом стали называть «русским». Он и стал первой,  но далеко не последней жертвой подобной политики: указом царя Алексея Михайловича от 1649 года его перевели из положения крепостного в положение фактического рабства, которое продолжалось в течение 200 лет и только в 1861 году власть под действием внешних обстоятельств (поражение в Крымской войне 1853-1856 годов) и то с большой неохотой отменила этот позор.

То, что никакой исторической или экономической необходимости в крепостном праве не было, доказывает современный российский историк Борис Керженцев: «Объективный анализ истории происхождения крепостного права свидетельствует, что в том виде каким оно предстает с начала XVIII века и до самой его отмены – во второй половине XIX столетия – крепостничество являлось ничем  иным, как социальным произволом власти. Его настоящие причины лежали не в экономических нуждах государства, которым крепостнические порядки прямо противоречили, а в личных интересах правителей империи, часто случайных узурпаторов на троне, и окружающих их дворянской бюрократии. Крепостное рабство стало преступной взяткой, которой правительство покупало дворянскую поддержку и лояльность». Этот вывод практически полностью совпадает с ранее сделанным заключением о том, что вся политика монархии была направлена на консервацию режима на условиях максимально благоприятных для власти.   

В этих условиях Русской православной церкви отводилась роль идеологической опоры монархии. Девизом такой политики стало известное выражение «Православие, Самодержавие, Народность». После большевистского переворота это послужило формальным поводом обвинить РПЦ в пособничестве «кровавому» царскому режиму, после чего на церковь обрушились жесточайшие репрессии.

Но историческая миссия Церкви заключается вовсе не в том, чтобы служить опорой самодержавию. Церковь является посредником между Богом и человеком и предназначение церкви – формирование монотеистического мировоззрения, в данном случае, у православного населения Российской империи. Понятно, что эту историческую миссию по вышеуказанным причинам РПЦ в полной мере выполнить не смогла.

В феврале 1901 года было опубликовано  определение Синода об отречении, или дословно, об отпадении графа Льва Толстого от Церкви. Суть  конфликта между Толстым и   Православной церковью, великий русский писатель изложил в своем ответе Синоду: «То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрекся я от нее не потому, что восстал на господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить ему»,  «Как бы кто ни понимал личность Христа, то учение его, которое уничтожает зло мира и так просто, легко, несомненно, дает благо людям, если только они не будут извращать его, это учение все скрыто, все переделано…, так что от учения ничего не остается. И если когда какой человек попытается напомнить людям то, что не в этих волхованиях, не в молебнах, обеднях, свечах, иконах – учение Христа, а в том, чтобы любили друг друга, не платили злом за зло, не судили, не убивали друг друга…».

Русская православная церковь отпала от Христа, исказив и извратив его учение,  – вот смысл обвинений Толстого.

Ибо многие придут под именем

Моим и будут говорить: «я Христос» и,

многих прельстят.

Евангелие от Матфея, 24, 5

Ледниковый период рано или поздно заканчивается и наступает оттепель. В советских учебниках по истории Российской империи этот период называли  «капиталистическим». После многовекового рабства, общество, наконец, получило относительную свободу. Вроде бы, несомненное благо. Но беда заключалась не только в том, что вчерашние рабы, получив свободу, стали метать бомбы в освободителей.  Проблема российского общества была глубже: во второй половине XIX века общество, по известным причинам, все еще оставалось  полуязыческим-полухристанским. В таком «недохристианском» обществе  всегда присутствуют радикальные элементы, для которых не существует моральных ограничений. Получив свободу, они  поднимают голову, и оказывается, что их идеи находят в обществе понимание и даже сочувствие.

Мы вам свободу, а вы нас бомбами забрасывать? Так, наверно, рассуждал Александр III после того как взошел на престол после смерти своего отца, императора Александра II, погибшего от бомбы, брошенной народовольцами. После чего «гайки» опять прикрутили. Но за воспитание детей ответственность несут родители, поэтому им не стоит обижаться на своих детей, если они, повзрослев, совершают дурные поступки. 

Власть попала в капкан, который сама в течение нескольких столетий старательно устанавливала. Для династии Романовых начался обратный отсчет времени.

Во второй половине XIX века в России  зарождался не только капитализм, но и революционное движение. «Младореволюционеры» начали, как водится, с террора, полагая, что действуя именно таким образом, т.е. не считаясь ни с какими жертвами, надобно загонять человечество в счастье. Но одно зло невозможно победить другим злом, поэтому место одной несправедливости,— несправедливости «бытия» заняла другая несправедливость,— несправедливость самосуда.

Проявление подобной иррациональной агрессии было описано Достоевским в романе «Бесы», а само явление получило название «бесовщина». «Бесы» называют романом-предсказанием и романом-предупреждением. Уже после революции философ Николай  Бердяев написал статью «Духи русской революции»:

«Достоевский открыл одержимость, бесноватость в русских революционерах. Он почуял, что в революционной стихии активен не сам человек, что им владеют не человеческие духи. Когда в дни осуществляющейся революции перечитываешь «Бесы», то охватывает жуткое чувство. Почти невероятно, как можно было все так предвидеть и предсказать».

Сознание общества формируется в течение длительного периода времени, поэтому  его изменение происходит очень медленно, а в Российской империи  этот процесс был законсервирован и находился под контролем вертикали власти, которая осуществляла его через Святейший Синод и «смотрящего» от императора, - Обер-прокурора. Самодержавную власть все устраивало, она не собиралась ничего менять,  поэтому предсказание-предупреждение Достоевского, как и многих других, услышано не было и осталось «гласом  вопиющего в пустыне».

Услышано не было не только властью, но и революционерами, которые Достоевского не читали. Они читали Маркса, но в итоге прав оказался Достоевский, а не Маркс.

Ленин «приклеил» марксистскую теорию классовой борьбы к российскому обществу, которое, конечно, было разделенным, но не на классы эксплуататоров и эксплуатируемых, как полагал Ленин, а по линии власть-остальное общество. Но корни такого разделения, как мы определили, еще в Московском царстве и после отмены крепостного права оно, изменившись по форме, никуда не исчезло. Власть по-прежнему полагала, что  находится над народом. «Хозяин земли Русской» - написал Николай II в графе «род занятий» во время Всероссийской переписи населения. 

Все это не означало, что самодержавную власть не нужно было менять, в том числе, при необходимости, революционным путем. Но с этой задачей успешно справилась Февральская 1917 года революция, без всякого участия большевиков. Значит, в стране были здоровые силы, предлагавшие европейский демократический путь развития России.

Романовы дорого заплатили за игры с Богом и строительство, говоря современным языком, «евросоюза» для себя. Если бы Российская империя была бы действительно гармоничным государством, то никаких бы народовольцев, вторых первомартовцев, большевиков и прочих революционно-террористических группировок не было бы в помине, а если бы они и возникали, то не найдя поддержки в обществе, быстро  сходили бы на нет. Именно так и происходило в странах классической западной демократии,— США, Великобритании, Франции.

Но если Романовы играли с Богом, то высший генералитет регулярной Российской армии решил поиграть с дьяволом. Заключив тайное соглашение с Лениным, они открыли большевикам дорогу к власти за две недели до выборов в Учредительное собрание.  Преступный заговор был направлен не столько против Временного правительства, сколько против народа, который в очередной раз отстранили от власти. Крайне левые и крайне правые  руководствовались собственными интересами, и демократический выбор страны был для  них  неприемлем. (А.Ф. Керенский «Русская революция 1917»). 

За преступлением последовало наказание. Проиграв Гражданскую войну большевикам, участники Белого движения (естественно, те из них кто выжил) лишились всего и были вынуждены эмигрировать из страны.

Исторический период  Московское царство – Российская империя до переворота 1917 года можно назвать условно-христианским. После октябрьского переворота, к власти в стране пришли «научные атеисты», которые постановили, что поскольку на захваченной ими территории, Бога нет, то нет необходимости и в посреднике, т.е. в Православной церкви. После чего, как уже отмечалось выше, и последовали репрессии против Церкви и духовенства.

Новая власть предложила народу вместо Бога человеческого, бога языческого, которого назвала «коммунизмом» и повелела в него верить. А для несогласных под рукой у большевиков всегда находился, хорошо известный со времен Малюты Скуратова,  набор средств, начиная от психушек,  и заканчивая ЧК, НКВД и Гулагом.

Советская эпоха, которая продолжалась с 1917 года по 1991 год – это полностью языческий период, никаким  квази-, условно-, псевдохристианским его назвать нельзя. Безжизненные символы  прошедшей эпохи по сей день  «украшают» города и веси ранее единой страны, правда, в Украине после Евромайдана с этим явлением начали бороться. 

Бесов-большевиков от бесов-террористов, о которых писал Достоевский, отличало только то, что первые развязали  террор против собственного народа на «научной» основе, вооружившись  самым «прогрессивным» в мире учением, так сказать в соответствии с теорией «научного терроризма».

В 30-е годы, в самый разгар сталинских репрессий, Михаил Булгаков пишет свой роман-предупреждение «Мастер и Маргарита».

«-Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете? – спросил иностранец, обращая к Берлиозу свой левый зеленый глаз.

-Нет, вы не ослышались, - учтиво ответил Берлиоз, - именно это я и говорил».

Расшифровка первой главы романа, которая называется «Никогда не разговаривайте с неизвестным», дает следующее: автор посылает читателю и всем нам предупреждение: если  люди по каким-либо причинам отказываются от Бога, то образовавшийся вакуум будет заполняться чем-то противоположным  Богу. В романе эта противоположность: «часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла» (эпиграф к роману, цитата из «Фауста» Гете), посещает Москву в образе Воланда. Мощный посыл Булгакова  потомкам: люди, не дайте себя обмануть,— под маской добрых дел может  скрываться мировое зло.

В принятой нами модели это означает, что языческий мир не только сжимается, уступая место монотеистическому, он может также расширяться и происходит это в том случае,  когда место Бога человеческого занимает бог языческий («коммунизм», «золотой телец», «русский мир», «исламское государство»). Тогда происходит подмена понятий, и человек из цели всего сущего становится только средством необходимым для достижения поставленной цели.

Выжившие после сталинских тюрем и лагерей большевики, никак не могли понять, за что с ними обошлись так несправедливо. Когда расстреливали царскую семью вместе с домочадцами, физически уничтожали людей, которых большевики по своему усмотрению объявили классом «эксплуататоров», морили крестьян голодом, вынудили цвет нации  покинуть страну, это было правильно и в соответствии с теорией классовой борьбы. А их, преданных делу партии,  за что? Разве они классовые враги? Но ведь большевики официально отказались от Бога, а отказ от Бога, согласно Булгакову,  означает, что место Бога занимает языческая религия, в данном случае «вера в победу коммунизма». Но язычество предполагает человеческие жертвоприношения, а Верховный жрец, по своему усмотрению, только назначает очередного жертвенного агнца. Поэтому  сталинские репрессии – это человеческие жертвоприношения на алтарь языческого бога «коммунизма». Как раз они и доказывают существование Бога. «Если нет Бога – тогда все дозволено». Достоевского надо было читать, а не Маркса!

 В советское время статью Владимира Ленина «Три источника и три составных части марксизма» не изучали разве что в детском саду.    Статья написана в ответ на обвинения оппонентов, представляющих марксизм в виде «секты»,  стоящей «...в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации». Напомню, что автор называл такие источники марксизма:

  • немецкую классическую философию;
  • английскую (буржуазную) политическую экономию;
  • французский утопический социализм.

Но тогда выходит, что  за Гулаг обвинения необходимо предъявлять не Сталину, а Гегелю и Фейербаху, а за газовые камеры не Гитлеру, а Ницше.

Не могу поручиться за ныне покойного Гегеля, но Карл Маркс, наверно,  не один раз перевернулся бы в гробу, если бы узнал что воспетое им коммунистическое общество  «свободного труда  свободно собравшихся людей», строят заключенные Гулага, а knowhow большевиков -  расстрел не выполняющих нормы зэков, применяют в качестве «эффективного» способа  повышения производительности труда   оставшихся в живых.

На самом деле, у большевизма, сталинизма, фашизма, нацизма один источник и одна составная часть, - по сей день неизжитое в людях  язычество.

Большевики были не первые, кто поставил под сомнение истинность учения о Боге.

Рубеж между эпохой Просвещения и Новым временем – Великая Французская революция 1789 года. Революция была направлена не только против  монархии и аристократии, но и против духовенства и христианства в целом. Для якобинцев идеологическим «источником» в их борьбе против Католической церкви послужили работы английского философа XVII столетия Джона Локка «Опыт человеческого разума» и «Разумность христианства». Революционеры предложили обществу вместо христианства  религию Разума. Но разум человека подразумевает рациональное мышление, что в свою очередь формируется через монотеистическое сознание человека, т.е. все равно через Бога, а не вместо Бога. Вот что по этому поводу написал Пол Джонсон в книге «Популярная история христианства»: «…впервые христианские учреждения подверглись лобовой атаке. Католицизм проверили на прочность, и как выяснилось, он оказался довольно-таки уязвимым. Но и разум, который готов был занять место религии, тоже прошел проверку, показавшую его неадекватным и даже смехотворным». Провозгласив привлекательный для общества лозунг «Свобода. Равенство. Братство», революционеры-якобинцы на практике руководствовались  другим: «Свободы без террора не бывает».

Через сто лет, в 1903 году меньшевики после развода с большевиками обвинили их в якобинстве. Ленин с гордостью принимал такие обвинения: «Они обвиняют нас в якобинстве… и прочих страшных вещах. Идиоты, жирондисты, они не могут даже понять, что такими обвинениями делают нам комплименты».

Величайшим завоеванием Великой Французской революции считается принятие «Декларации прав человека и гражданина». Естественными правами человека  провозглашались  свобода личности, свобода слова, свобода вероисповедания. Революция положила начало процессу трансформации христианских обществ в современные светские демократические государства.

Более чем двухсотлетний опыт применения условно западной  модели  показал, что она эффективна не всегда и не везде. Права человека, разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, свобода слова, свобода экономической деятельности и т.д. в модели западной общественно-экономической формации являются надстройкой, а базисом является идеология. Поэтому  необходимо базовое условие, без которого все «конституируемые» демократии  являются такими только на бумаге. Это начальное условие было сформулировано во второй половине XIX века Федором Михайловичем Достоевским: «Свободы без Бога не бывает».

На практике это означает, что свободные демократичные общества успешны, если большинство общества, а самое главное политическая элита придерживаются библейско-христианских моральных принципов.

После Французской революции испытание свободой выдержали только те общества, в которых  христианство укоренилось настолько глубоко, что у них выработался иммунитет против язычества. В качестве примера можно привести такие государства как Франция, Англия и США.

В России и Германии, в силу исторических причин, базовое условие, необходимое для демократических преобразований выполнено не было. Вследствие чего, они, получив свободу, скатились обратно в язычество, которое в России приняло форму большевизма, а в Германии нацизма.  

Как бы кто ни относился к Церкви, этот институт в течение столетий служил своеобразной защитой, предохраняющей общество от сползания обратно в варварство. Политики, объявив человека свободным, в том числе и в выборе религии (свобода вероисповедания) или отказа от религии (атеизм), фактически эту защиту отключили, предложив в качестве альтернативы модель правового государства. Но, поскольку  религия является идеологией и поэтому относится к базису общества, а правовая система к надстройке, то замена вышла не равноценной.

Напрашивается аналогия с аварией в Чернобыле, когда персонал станции вывел ядерный реактор на критический режим, предварительно отключив защиту. Если общество монотеистично (нормальный режим), то защита в виде обязательного христианства желательна, но не обязательна. В противном случае (критический режим), для исключения возврата к язычеству, такая защита в том или ином виде является обязательной. 

В процессе перехода от модели «обязательное христианство» к модели «правовое государство» образовался идеологический вакуум, который начал заполняться сперва «учениями» философов-материалистов, а уже после подключились практики, — революционеры и политики.

Послереволюционный (имеется в виду после французской революции) исторический период, который называется Новым и Новейшим временем, полностью подтверждает ограниченность применения модели «правового государства». Стаи «полулюдей» (Осип Мандельштам), объединившись в политические партии  РСДРП(б) в России и НСДАП в Германии, после прихода к власти, первым делом как раз и произвели полный демонтаж «правового государства», в первом случае разогнав Учредительное собрание, а во втором  объявив чрезвычайное положение в стране после того как сами и организовали поджог здания рейхстага.

Отсюда вытекает, что язычники, не придерживающиеся Законов Божьих, став властью, перестают соблюдать и законы человеческие. Для них нормативные правовые акты, — конституции, законы, кодексы, договора и соглашения, в том числе и международные, являются простой бумажкой. У этого правила, по моему наблюдению, есть только два исключения:

а) соблюдение законов выгодно правящему режиму;

б) находиться в правовом поле режим принуждает цивилизация более высокого уровня;

Нетрудно сделать вывод о том, что данная модель хорошо объясняет политику современной России, направленную на репрессии внутри страны и агрессию по отношению к окружающему миру. Такая политика является только внешним проявлением глубоко укоренившегося язычества, как в обществе в целом, так и у политической элиты в частности, которая  живет в своем параллельном  мире.

Сделали себе литого тельца, и поклонились ему, и принесли ему жертвы, и сказали: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли египетской!

Исх. 32:8

                                                                                                 Нет на земле проступка без отмщенья!

                                                                                                                Гете, из «Вильгельма Мейстера»,

                                                                                                                                              перевод Ф.И. Тютчева              

Большевики во главе с Лениным были уверены, что ведут общество «столбовой дорогой мировой цивилизации». На самом деле они развернули Россию на 180 градусов и за 70 лет воспитания «нового человека» отбросили ее  на 1000 лет назад в дохристианский (языческий) период.

Выросло целое поколение людей, которое в партийных документах называли «новая историческая общность, - советский народ» не имеющих представление ни о Боге, ни о морали.

Одним из основных своих достижений большевики считали построение в Советском Союзе бесклассового общества. Оно, действительно, было бесклассовым, потому, что  было разделенным по той же линии власть-остальное общество, что и в Московском Царстве → Российской империи. Поскольку причины разделения  большевиками устранены не были, то оно никуда не делось и в «бесклассовом» советском обществе, просто  монархию и аристократию заменила партхозноменклатура, а вместо лозунга «Православие. Самодержавие. Народность», агитпроп предложил свой вариант, который должен был символизировать единство народа и власти: «Ленин. Партия. Народ». Народ в долгу не остался и ответил частушкой: «Народ и партия едины —раздельны только магазины».

После распада Советского Союза в 1991 году, именно клиенты спецмагазинов, строители «светлого будущего», с чувством глубокого удовлетворения, отказавшиеся от идей марксизма-ленинизма, присвоили, под видом приватизации, практически все ликвидное общегосударственное (народное) имущество, а затем приватизировали и само государство. Таким образом, произошло разделение страны по той же самой линии власть-остальное общество, что и в Московском царстве→Российской империи→СССР, теперь уже в «независимых государствах».

Призрак коммунизма, устав бродить по территории равной 1∕6 суши всего земного шара, наконец, материализовался в виде заводов, газет, пароходов вместе с конкретными именами собственников.

Процесс формирования паразитирующей номенклатуры, который происходил одновременно с разделением общества, описан в статье Виталия Портникова «Сверхновый класс»  (http://grani.ru/opinion/portnikov/m.243366.html). Единственное замечание автору, — продолжительность  исторического круга, по которому мчится «птица-тройка-Русь», около 450 лет (со времен Ивана Грозного), а не 100 лет, как в статье.

Киев. Зима 2004-2005 годов. Помаранчева революция. Над заснеженным Крещатиком раздаются лозунги: «Ющенко — так!», «10 кроків назустріч людям» (украинский аналог Десяти заповедей), «Бандитам — тюрми».

Сепаратистский съезд в Северодонецке, — генеральная репетиция ДНР&ЛНР.

Победа Ющенко на выборах Президента обернулась поражением революции, — бандиты стали властью, а в тюрьмах оказались соратники третьего Президента Украины, — Тимошенко и Луценко.

Ющенко не просто не выполнил обещания, которые он давал на Майдане народу Украины, он эти обещания и не собирался выполнять, другими словами попросту лгал, опустившись с высоты Майдана до уровня мелкого политического шулера, сыгравшего эпизодическую роль украинского Лже-Моисея.

По мнению Юрия Луценко, причина поражения Помаранчевой революции в отсутствии единства демократов (известный конфликт между Ющенко и Тимошенко). Юлия Тимошенко полагает, что Ющенко обменял лозунги Майдана на собственное материальное благополучие. В данном случае политики выдают следствие за причину. Истинная причина поражения революции, она же и корень всех проблем, заключается в аморальности украинских политиков, которая и определяет их «бытие», т.е. поступки. Согласно Булгакову (см. выше), если люди по каким-то причинам отказываются от Бога (а именно таким образом поступили Ющенко и первые демократы), то место Бога занимает язычество, что в украинском варианте материализовалось в виде Януковича и Партии регионов.  

 По аналогии с Московским царством, получившим от монголов инъекцию язычества, «независимые» государства-клоны, образовавшиеся после распада Советского Союза, в том числе и Украина, получили по наследству от родителя безбожное общество.

Бывшие коммунисты, которые стали «независимыми» президентами, сообразили, что коммунизм уже построен, но не в Советском Союзе, а на Западе, но туда по партбилету не пускают, необходим другой пропуск, со многими нулями.

В выбранной нами модели это означает, что в процессе перехода от «развитого социализма» к «постсоветскому капитализму» произошло смещение сознания, в результате чего место одного языческого идола «коммунизма» занял другой «золотой телец».

Для того чтобы исключить двойное толкование культа «поклонения золотому тельцу», объясняю что здесь не имеется в виду отказ от материальных благ. Смысл заключается в том, что целью всего сущего есть человек, а все остальное, в том числе и материальные блага только средством для достижения этой цели. В языческом обществе происходит замена цели и средства, целью становится материальная выгода, а человек только средством для достижения этой цели.

Поскольку политические элиты Украины, как впрочем, и в остальных «независимых государствах», не считают необходимым придерживаться библейско-христианских моральных норм, то в Украине, так же как и в остальных «независимых государствах», отсутствует минимальное базовое условие, необходимое для успешного применения модели общественно-экономической формации под условным названием «правовое государство».

Из этого следует, что поведение людей, называющих себя политической элитой и является причиной практически  всего негатива, который имеет место в Украине: олигархичная модель экономики, сращивание государства и бизнеса, хаос в государственном управлении,  крайне низкий уровень ВВП, огромный внешний долг, теневая экономика, нестабильность политической системы, коррупция, разваливающаяся инфраструктура, потеря части территории, военные действия на территории страны и т.д., можно продолжать до бесконечности.

В такой ситуации, с экономической точки зрения, более эффективна модель «просвещенного авторитаризма». Данную модель применяют такие постсоветские государства как Россия, Белоруссия, Казахстан, Азербайджан. Даже Белоруссия, практически не имеющая сырьевых ресурсов, по уровню ВВП на душу населения за 2013 год (последний довоенный), опережала Украину, располагающую и сырьевыми ресурсами, и имеющую более выгодное географическое положение и лучшие климатические условия: 7414$ против 3862$ (по данным МВФ).  

После Помаранчевой революции Украина балансирует между хаосом государственного управления, который почему-то по ошибке называют «демократией», и авторитаризмом. Другой вопрос, что прилагательное «просвещенный» не согласуется с авторитарными «папередниками», но это уже, как говориться, совсем другая история. 

В соответствии с принципом «сознание определяет бытие», хаос государственного управления есть  следствие разрухи в головах украинских политиков, заложивших этот беспорядок в «священное писание» украинских демократов,— Конституцию Украины 2004 года.

Как известно, в правовом демократическом государстве существует принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Украинские политики решили усовершенствовать этот принцип и предложили knowhow, достойное представления на Шнобелевскую премию по государственному управлению, — они разделили исполнительную ветвь власти на две вертикали: президентскую и премьерскую. Модель для солидности назвали «парламентско-президентская форма правления», посчитав, что применение именно этой модели, обезопасит страну от возврата к авто-, тоталитаризму. Носители данной идеи, по неизвестной мне причине, не задались вопросом: «Почему, например в США, где уже в течение более 200 лет существует президентская форма правления, до сих пор не скатились ко всем этим –измам и за всю свою историю не избрали ни одного президента подобного Гитлеру, Сталину, Путину, Януковичу или Каддафи?»

Общество склоняется к диктатуре не потому, что в конституциях что-то не то записали, а из-за того, что политики, называющие себя «демократами» не придерживаются моральных норм и не умеют управлять государством. А язычники, которые после правления «демократов» приходят к власти, не важно каким образом, как известно, плевать хотели на все ваши конституции и законы. Именно так себя и повел Янукович после избрания Президентом Украины. Кто-то может возразить, что возврат к Конституции 1996 года был проведен не законно, но «не законно» стало уже после бегства из страны Януковича, а во время его правления все было «законно».

Поэтому никакого отношения разделение исполнительной власти на президентскую и премьерскую к возврату диктатуры не имеет, что и показал недолгий период пребывания на посту Президента Украины гражданина Януковича. Если после «демократов» общество будет склоняться к «сильной руке», то никакие законы и права человека «демократов» не спасут, как не спасли они Тимошенко и Луценко от тюрьмы.

С другой стороны, именно разделение исполнительной власти провоцирует хаос в системе государственного управления, противоречит принципу единоначалия и размывает ответственность за результаты деятельности между президентом, премьер-министром и парламентом. Казалось бы, с точки зрения управления, в стране так же накоплен опыт, и он отрицатаельный, применения данного варианта Конституции, — конфликт между Ющенко и Тимошенко носил не только личностный, но и системный характер. Но проблема украинских «демократов» та же, что у Бурбонов: «Они ничего не поняли и ничему не научились», другими словами не сделали выводов из поражения Помаранчевой революции. Единственный вывод, и тот неверный, который сделали «демократы», заключается в том, что они решили публично не выяснять отношения, а договариваться кулуарно. Политики прикрылись фиговым листком мнимого единства, за которым все равно отчетливо видны  интриги и подковерная борьба за власть.  

Еще одна серьезная проблема модели парламентско-президентской республики, которую никак не учли авторы изменений в Конституцию, заключается в том, что она эффективна только при условии наличия в стране ответственных политических партий, котрые в случае победы на выборах формируют правительство. Очевидно, что в Украине это условие на сегодняшний день также не выполнено.

В виду того, что идеологией украинской политической элиты является «поклонение золотому тельцу», то весь политический спектр партий, начиная от националистов и «евроинтеграторов» и заканчивая тайными поклонниками «русского мира»,  представляет собой банальные бизнес-проекты. Поэтому политические силы, победившие на парламентских выборах, при формировании правительства руководствуются не государственными интересами и не интересами народа, а своими собственными, а также интересами спонсоров. Как результат процесса, который называется «формирование коалиции», страна получает некомпетентное и коррупционное правительство.

Общий вывод: политические элиты рассматривают государство Украина в качестве «дойной коровы», а избирателей (украинский народ) в качестве средства для достижения личного материального достатка.

Золотой унитаз: вот бог твой, Украина!

В Украине не существует ни одной политической партии, которая бы опиралась на народ, выражала бы интересы большинства общества и финансировалась бы этим большинством. В самом деле, разве можно назвать «ответственными» или «народными» карикатурные партии-однодневки, состоящие из ситуативных «вождей», спонсоров, пары-тройки говорящих голов, изображающих из себя политиков плюс массовка из родственников, водителей, охранников, любовниц и т.д. Избирателям предлагают выбор из людей, которые полагают, что способны управлять государством, не научившись предварительно управлять  собственной головой. Украинские демократы свято верят в то, что демократия автоматически, сама по себе, без Моисея, выведет Украину в страну обетованную, т.е. в Евросоюз.

Перетасовав не один раз посредством выборов украинскую политическую колоду, избиратели убедились, что в ней отсутствуют фигуры как уровня Валенсы или Гавела, так и государственников, способных воплотить в жизнь модель просвещенного авторитаризма. Мелкие коррумпированные политики подвесили страну вместе с 45-миллионым народом между явно провальной, нерабочей моделью «правового государства» в версии от украинских демократов и  возвратом к авторитаризму «русского мира» в версии от Путина.   

 Отсутствие в Украине ответственных политических партий и политиков приводит к нестабильности всей политической системы и проявляется в виде тех негативных явлений, которые уже перечислялись выше и которые хорошо всем известны.  Как  результат, мы имеем слабое и неэффективное государство.

Такое государство, в качестве легкой добычи, является соблазном для агрессивного соседа, который имеет гораздо более высокий экономический и военный потенциал. С другой стороны, стратегической целью России является расширение языческого «русского мира». В рамках реализации поставленной цели, Москва пытается произвести замену не справившегося с отведенной ему ролью украинского Воланда, «слабого» Януковича на «сильного» Воланда-Путина. Сочетание этих двух факторов и является главной причиной вооруженного противостояния между Украиной и Россией, что в свою очередь привело к многочисленным человеческим жертвам и фактической потери Украиной части территории.

Кроме килограмма гречки к выборам, власть и политики предлагают героическому украинскому народу «розбудову європейської держави» и патриотизм. Но создание правового демократического государства без морали есть строительство карточного домика без фундамента, а патриотизм без морали есть партия «Свобода». О таких «патриотах», только великодержавных, в свое время написал Салтыков-Щедрин: «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались…».

Даже после подписания Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, политики не пожелали меняться изнутри, умудрившись, это Соглашение, в качестве политического «бизнес-проекта», с выгодой  продать доверчивым избирателям. Вторые демократы, по-видимому, решили воспользоваться многовековым опытом династии Романовых по строительству «евросоюза» для одной отдельно взятой семьи. Боюсь, только, что финал может быть не менее трагичным  как для «строителей», так и для страны в целом. 

Не един один раз через СМИ приходилось слышать мнения политиков, журналистов, политологов, а также «экспертов» о том, что агрессивная политика России и коррупция в Украине объясняются, соответственно, психическим расстройством руководства РФ и отсутствием «политической воли» в проведении реформ в Украине. Если исходить из данного «научного» анализа, можно сделать вывод, что в первом случае решить проблему можно путем принудительного лечения в психиатрической клинике Путина и Бастрыкина, а во втором, руководствуясь принципом «в здоровом теле здоровый дух», обязать Порошенко и Яценюка обливаться по утрам холодной водой, делать зарядку, а зимой бегать на лыжах. Так сказать, с целью тренировки «политической воли».

В действительности, из приведенного сравнительного историческо-цивилизационного анализа видно, что и агрессия России и коррупция в Украине имеют один и тот же корень, он же является и причиной отсталости постсоветской цивилизации по сравнению с западной, — безбожные общества, доставшиеся по наследству от общего родителя, Советского Союза, и как следствие аморальность властей, которые являются составной частью этих обществ. Агрессивность и коррупция являются только внешними проявлениями, через «бытие», не изжитого по сей день на постсоветском пространстве язычества. Но тут нового ничего нет. Так уже было в истории, — насколько внешне не похожи были антагонистические режимы, — коммунистический  в Советском Союзе и нацистский в Германии, а источник был один и тот же.

Прошло более чем 1025 лет с момента крещения восточных славян - предшественников украинского, русского и белорусского народов. Принятие христианства позволило данному этносу стать доминирующим на огромной евразийской территории от западных границ до берегов Тихого океана, поскольку даже квазихристианская цивилизация была цивилизацией более высокого уровня по сравнению с языческой. К сожалению, в силу исторических причин, эти народы и по сей день так и не стали подлинно христианскими (монотеистическими). Именно это и является главной причиной деградации и последующего распада, созданного этими народами государства, — Российской империи→Советского Союза. Достигнув пика своего могущества перед Первой мировой войной и после окончания Второй мировой войны, Империя начала разрушаться. Это произошло не потому, что как считают некоторые историки и политики, в эти  исторические периоды во главе Империи находились слабые руководители, Николай II и Горбачев. Советский Союз распался из-за того, что его базовой идеологией был языческий культ «коммунизма» и созданная на базе этого культа цивилизация не смогла на равных конкурировать с западной монотеистической цивилизацией.

Политическое руководство современной России, так же как и украинские демократы,  после поражения Помаранчевой революции, не сделало надлежащих выводов из самого факта распада Советской империи. Точнее, выводы были сделаны, но неверные. Вернувшись к идеологическим истокам Российской империи,— православному псевдохристианству, дополнив его триумфом воли новоиспеченного «фюрера» и применив на практике идею революционеров-большевиков о насильственном осчастливливании всего человечества, в Кремле изобрели нового, доселе неизвестного миру, идола под названием «русский мир». Совершенно очевидно, что продолжая упрямствовать в своем язычестве, Россия уже в течение 450 лет ходит по историческому кругу. Результатом этого кругового движения является потеря времени и увеличение цивилизационного разрыва с Западом.

Пол Джонсон в своей книге «Популярная история евреев» охарактеризовал параллельный языческий мир, который находится вне монотеистической цивилизации как «иррациональный и агрессивный». За более чем 2500 лет прошедших после того, как древние евреи стали первым в мире монотеистическим народом, постепенно этот мир сжимался, уступая место миру монотеистическому, миру Бога, а значит миру Человека.

Вечер после рабочего дня. Я возвращаюсь домой на правый берег через Южный мост. В заходящем солнце блеснули купола Киево-Печерской Лавры, — символ христианского периода в истории Киевской Руси-Украины. Хочется закрыть глаза, чтобы не видеть изуродованные оккупантами-язычниками Схили Дніпра,— слева от Лавры нержавеющая «Родина-мать» — идол советского периода, справа и за колокольней многоэтажки как символ нынешней эпохи «поклонения золотому тельцу».

Киев — Иерусалим, Храмовая гора — Схили Дніпра, оскверненные и изуродованные, но все равно родные.

Так бы, наверно, и продолжалось  медленное гниение постсоветского болота с его «золотыми батонами», символизирующими смысл жизни «независимых» президентов, и «донецким барокко», как важнейшим из искусств, если бы не Евромайдан и не подвиг Небесной сотни. 

Они без колебания выбрали свой путь к Богу. Теперь этот выбор предстоит  сделать каждому из нас.

Камо грядеши, Украина?

Михаил Хмельник,                                           

Киев, сентябрь 2015.